» » Прот. Александр Ткаченко: потребность помогать должна стать мировоззрением

Прот. Александр Ткаченко: потребность помогать должна стать мировоззрением

Прот. Александр Ткаченко: потребность помогать должна стать мировоззрениемКаково это — работать в Общественной палате? О том, какой должна быть благотворительность, о своих первых впечатлениях, идеях и планах РИА Новости рассказал Александр Ткаченко — председатель комиссии нового состава Общественной палаты, основатель детского хосписа, человек, получивший первую государственную премию за благотворительность из рук президента и, как он сам представляется, — приходской священник.

— Состоялось первое заседание Общественной палаты в обновленном составе. Ваши первые впечатления как новичка?


— Первое впечатление — я оказался среди достойных людей. Некоторых я знал раньше, с некоторыми познакомился здесь. Хорошо, что среди моих новых коллег есть старожилы, работающие давно, и такие же новички, как я, пришедшие с новыми идеями, проектами, новым опытом в разных сферах. Теперь нам предстоит стать единой командой, оправдать доверие, а это непросто. От нашей работы, ее эффективности и прозрачности будет зависеть вера граждан в свое государство, в собственные возможности сделать его лучше. От нас будет зависеть, сколько людей зададут себе вопросы: "Кто я в этой стране, житель или гражданин?" и "Как вырасти из жителя-потребителя в ответственного гражданина?". Это нелегкая задача, но решаемая.
После встречи с президентом я беседовал с коллегами и чувствовал их воодушевление. Общественная палата стала более открытой, народной, своеобразным аккумулятором проблем и идей с прямым выходом на власть, включая президента.
Каждый из нас почувствовал, что президент его услышал. И не просто услышал, а дал совет, подсказал пути решения. Знаете, это очень мотивирует даже таких энтузиастов, как мы. В дальнейшей работе, я надеюсь, у нас получится тесно сотрудничать со всеми ветвями и структурами власти в решении задач, доверенных нам людьми, и выполнить все задуманное.

— Какие у вас ожидания от Общественной палаты в целом? Что должно измениться в работе?

— Я считаю, что с нынешним составом изменится самое главное: общество сможет почувствовать, что каждый из членов Общественной палаты — очень доступный человек, который может быть выразителем нужд общества и может помогать в решении проблем на местах.
Об этом же говорил президент на встрече с нами: "Надо просто напрямую работать с людьми, это и будет тогда так называемая народная дипломатия, она и будет приносить успех".
Общественная палата в моем понимании — это прежде всего открытая площадка для дискуссий между властью и обществом. Дискуссий открытых, энергичных, дискуссий на равных.
Тогда в конечном итоге изменения произойдут не только и не столько в Общественной палате, сколько в жизни людей, в обществе. Для этого мы и будем работать в составе целых 19 комиссий, отвечающих за все важные аспекты общественной жизни.
В соответствии с профилем моей работы мне доверили возглавить комиссию, которая будет заниматься вопросами благотворительности, гражданского просвещения и социальной ответственности.

— Какие у вас планы и задачи?

— Мы сейчас формируем те стратегические задачи, которые наша комиссия будет реализовывать. Пока могу сказать только о том, какие планы обсуждаем.
Во-первых, это, конечно же, благотворительность. Здесь у меня, не буду скромничать, есть большой опыт работы и понимание основных проблем. Самая острая из них на данный момент — так называемая лжеблаготворительность. Предстоит борьба с недобросовестными людьми и фондами, играющими на чувствах людей в корыстных целях. Будем формулировать четкие критерии, просвещать людей, создавать общественный барьер. При этом нам очень важно не только бороться с недобросовестными людьми, но находить и показывать положительный опыт, примеры качественной и результативной благотворительности.
Во-вторых, займемся гражданским просвещением. Чтобы благотворительность стала естественным и постоянным процессом в обществе, чтобы помощь ближнему воспринималась как нормальный поступок, а не подвиг, нужно развивать культуру благотворительности, поддерживать филантропические инициативы. Чтобы взрослый человек осознанно пришел в благотворительность, важно с самого раннего возраста говорить о сочувствии, показывать пример помощи ближнему. В воспитании культуры благотворительности важна роль семьи, школы, вуза, коллектива. Возможно, будем использовать опыт традиционных конфессий. Повторюсь, пока это только первые наброски.
В-третьих, нам предстоит подумать, что же такое на самом деле социальная ответственность. Где грань между этой ответственностью и рекламой, может ли быть социально ответственным малый и средний бизнес? Мы привыкли к словосочетанию "социальная ответственность бизнеса". А журналистика, например, не должна быть социально ответственной? Или религиозные организации?
Вопросов много, работа предстоит большая. Только прошу еще раз: не воспринимайте вот этот первый подход к теме, мои размышления как окончательный план работы комиссии. Подождите немного.

— Почему это важно лично для вас?

— Я люблю людей и не люблю, когда они страдают. Поэтому для меня радость молиться в храме, работать в детском хосписе, решать задачи паллиативной помощи. Все это я делаю уже много лет. Теперь хочется применить все, что знаю, в масштабах страны. Простите, если звучит пафосно, но я так думаю.
Это моя гражданская позиция. Хочу, чтобы каждый человек, живущий в России, мог получать лучшие технологии социальной помощи. В том числе из социальной защищенности каждого гражданина вырастает гордость за свою страну.

— Как ваш предыдущий опыт может помочь вам в достижении поставленных целей на новом уровне?

— История детского хосписа — классический пример развития благотворительной организации в России. Сначала это небольшая инициатива граждан, потом — благотворительный фонд. При успешной работе далее создается какая-то инфраструктура или несколько организаций, технология оттачивается и частично передается государству. Сейчас паллиативная помощь — это, пожалуй, ярчайший пример соработничества государства и благотворительных программ в решении социальных проблем.
Пройдя все эти ступени, мы можем помочь и другим некоммерческим организациям достичь этого стандарта, то есть использовать в решении крупных социальных проблем не только собственные ресурсы, но и механизмы, которые предлагает государство, тем более что в этом году государство предложило много нового.
Определены приоритеты сотрудничества с некоммерческими организациями, вводятся контрактные механизмы финансирования социальных услуг, расширены грантовые программы, часть полномочий государственных учреждений уже делегирована НКО.
Со своей стороны от некоммерческих организаций ожидается высокопрофессиональный подход к работе, а значит, им понадобятся все знания и методики, существующие в этой сфере. С удовольствием поделюсь теми, что есть, и надеюсь узнать много нового для себя.

— Какой вы видите идеальную картину мира в социальной сфере?

— Идеальная картина, наверное, недостижима, тем более в социальной сфере. Идеал — это вообще отсутствие необходимости социальной помощи, когда все люди счастливы, молоды и здоровы. Но ведь так не бывает.
А вот близкой к идеалу социальная сфера может стать.
Ведь благотворительность, как и любовь, — это действие. Если каждый из нас почувствует личную ответственность, потребность делать конкретные шаги для изменения мира к лучшему, реальность станет ближе к идеалу.
Мне очень хочется, чтобы благотворительность перестала быть разовым действием одного человека или организации. Потребность помогать должна стать мировоззрением. Мы оказываем помощь не от избытка своего, а потому что не можем жить иначе. Жить в этом мире, не любить его и не помогать другим невозможно. Иначе в чем смысл?


Источник: РИА Новости
Фото: РИА Новости / Алексей Никольский
Раздел: СМИ о Детском хосписе | Просмотров: 300 | Дата: 27.06.2017 | Время: 15:18 |


Архив новостей
по месяцам
Ноябрь 2017 (8)
Октябрь 2017 (19)
Сентябрь 2017 (21)
Август 2017 (12)
Июль 2017 (24)
Июнь 2017 (16)


Яндекс.Метрика